Politinform.net


Свежие политические новости Украины и мира

Последние новости

    Разговор у кассы

20:17 Разговор у кассы

0 комментариев Читать всю статью

Николай Полозов: Нет оснований надеяться, что российские суды признают невиновным человека, который ничего не совершал

Май 22
08:59 2017

- Рефат Чубаров публично заявил, что предоставит вам письменное согласие о вызове его на допрос. Скажите, будет ли он вызван в суд? Какие вы ждете от него показания?

- Чубаров является ключевым свидетелем в деле Ахмета Чийгоза. Я бы сказал, свидетелем, без которого это дело невозможно рассмотреть. Вместе с тем, многое зависит от политического решения потому, что юридических препятствий тому, чтобы (при его согласии, - ред.) вызвать его в суд, с предоставлением ему иммунитета от всех форм преследования - никаких нет. Решение будет приниматься исключительно на политическом уровне. Что касается показаний, учитывая, что все допрошенные потерпевшие, свидетели обвинения, свидетели защиты - а это в общей сложности около 200 человек - его упоминают, указывают на него, говорят о том, что он давал какие-то поручения Чийгозу или не давал. Без самого Чубарова это дело надлежащим образом рассмотреть нельзя! Конечно, в зависимости от решения суда, будет очевидно, действительно ли суд намерен рассматривать это дело или это просто видимость какого-то судопроизводства. Приговор уже есть заранее и можно в принципе не заседать - такой вывод можно будет сделать в том случае, если суд откажет вызвать Рефата Чубарова.

- Угрожает ли Чубарову какая-то опасность во время пребывания в Крыму со стороны РФ, несмотря на обещанный иммунитет?

- Что касается гарантий: иммунитет предоставляется от всех форм преследования. Мало того, даже если в отношении человека был вынесен приговор - его нельзя по этому приговору задержать, арестовать и так далее. В отношении Чубарова никаких приговоров не выносилось. Оформление гарантии этого иммунитета происходит через министерство юстиции (России - ред.), которое обращается в Министерство юстиции Украины и этот вопрос обсуждается, в том числе, гарантии безопасности. Согласие Чубарова есть и в понедельник мы заявим ходатайство. По реакции суда уже будет понятно, какое политическое решение будет принято. Конечно, для российских властей здесь большая "вилка": с одной стороны, если они соглашаются пригласить Чубарова в суд - это будет политическое поражение. Они его долго-долго не пускали, запрещали и так далее, а тут он приезжает. Если они не допускают Чубарова к процессу, то совершенно очевидно, что суд абсолютно фейковый и все заранее решено потому, что не допросить ключевого свидетеля – это фактически дискредитировать весь судебный процесс.

- Будете ходатайствовать о вызове еще каких-то представителей Украины?

- Дело касается событий, которые происходили непосредственно в Крыму 26 февраля - Мустафа Джемилев в этот день отсутствовал (в Крыму, - ред.) поэтому не может дать никаких показаний.

- Ваш коллега адвокат Эмиль Курбединов сообщал, что по отношению к его подзащитным в СИЗО применяются пытки. Вам что-то известно о таких случаях? В каких условиях содержится Чийгоз?

- Условия в изоляторе не самые хорошие – переполненные и так далее. Что касается Ахмета Чийгоза, он содержится в более или менее приемлемых условиях, его держат не в общей, а в камере на два человека и каких-то жалоб о непосредственном содержании он не высказывал. Его посещали омбудсмен Валерия Лутковская вместе с российским омбудсменом Москальковой, но при встрече Чийгоз не выражал никаких жалоб на условия содержания. Он говорил, естественно, о политической подоплеке в преследовании, как его самого, так и его соотечественников.

- Ранее вы говорили, что на вас оказывалось давление со стороны ФСБ. Продолжается ли это давление и насколько спецслужбы вмешываются в судебный процесс?

- Безусловно, оказывалось давление и посещали меня прямо в центре Симферополя сотрудники ФСБ. Это было связано с делом Ильми Умерова (заместитель главы Меджлиса, подозревается в публичных призывах и действиях, направленных на изменение территориальной целостности РФ, - ред.). Тогда это дело находилось в производстве следственных органов ФСБ, а сейчас дело передано в суд. В связи с этим активность ФСБ несколько уменьшилась, но в отношении меня ведется две проверки по составам уголовных дел, в том числе и за отказ дачи показаний следователю ФСБ. На текущий момент эти проверки пока не завершились каким-либо результатом. Все находится в замороженном состоянии. По всей видимости, мне дают возможность доработать в деле Ахмета Чийгоза, а потом просто попросят из Крыма уехать и никогда больше не приезжать.

- Когда ожидать окончательного приговора в деле Чийгоза? На какой приговор вы рассчитываете?

- Сейчас идет стадия представлений доказательств стороной защиты. Мы ожидаем, что у нас будут допрошены еще ряд свидетелей. На текущий момент допрошено 34 свидетеля защиты, до этого были допрошены порядка 80 потерпевших и более 65 свидетелей обвинения. Мы ожидаем, что представление доказательств стороной защиты займет еще две-три недели, после чего будет стадия прений и суд перейдет к приговору. В динамике, это будет приблизительно середина лета.

Что касается исхода, конечно дело политически мотивировано, заказное. Нет никаких оснований надеяться, что внезапно российские суды возьмут и человека, который ничего не совершал, признают невиновным. Такого не было в отношении ни одного украинского политзаключенного: всех их признавали виновными, независимо от того, причастны они или не причастны. Я, конечно, иллюзий не питаю. Я убежден, что независимо от того, как идет суд – приговор суд вынесет обвинительный. Решение дела Чийгоза возможно только в политическом ключе. Однако, та судебная работа, которую мы проводим, практически уже развалила дело. Обвинение в отношении Чийгоза ничем не подтверждается. Из почти двухсот допрошенных человек только три смогли сказать что-то против него. А из этих трех человек – двое засекречены. Это абсолютный абсурд. Никаких вещественных доказательств, никаких фото, никаких видео, ничем это (вина Чийгоза, - ред.) не подтверждается. Но, у судей есть установка, не они принимают решение. На этой стадии мы формируем платформу для дальнейшей политической работы.

- А вы формируете платформу для дальнейшего обращения в ЕСПЧ? И по каким статьям Конвенции?

- Безусловно. Если Чийгозу вынесут обвинительный приговор - у нас будет право подать апелляцию. В Европейский суд по правам человека можно будет подать после прохождения всех инстанции - естественно, там будут нарушения и 6 статьи Декларации прав человека (право на справедливый суд, - ред.) и 5-й (право на свободу и личную неприкосновенность, -ред.). В целом это дело не должно рассматриваться: все события в Крыму происходили в феврале 2014 года, когда Крым был неоспоримой частью Украины. Как может Россия судить людей, за события, которые произошли в Украине? Это же абсурд. Поэтому оснований для обращения в ЕСПЧ более чем достаточно, но необходимо пройти все инстанции, предусмотренные процедурой.

- Вы говорите, Россия судит людей за события, когда оккупационных властей в Крыму не было. В феврале был представлен отчет международной правозащитной группы о событиях 26 февраля 2014 года, в котором эксперты также обратили внимание на ретроспективное применение закона РФ. Вы использовали эти заключения в качестве доказательств в суде?

- Что касается экспертного доклада, конечно, я его читал. Когда мы этот доклад принесли судье - они отказались даже в руки его взять, не то, что к делу приобщить! Их позиция была четко обозначена.

- Что касается временных мер, принятых Гаагским судом в части дискриминации крымских татар. Они повлияли каким-то образом на реальную судебную практику? Может вы использовали это в своей позиции?

- Что касается решений Международного суда ООН, а точнее приказа о введении временных мер в том числе по Конвенции о ликвидации всех форм расовой дискриминации, которыми предусмотрено возобновление деятельности Меджлиса в Крыму, я могу сказать, что Россия, российские суды, российские органы власти последовательно игнорируют эти обстоятельства. В связи принятия приказа, мы ходатайствовали об изменения меры пресечения Ахмету Чийгозу, но судьи проигнорировали эти обстоятельства. Здесь можно сказать, что единственная возможность каким-то образом воздействовать на российскую власть – это только политическое давление извне. Все остальное - что в лоб, что по лбу.

- Временные решения вообще не исполняются?

- Абсолютно. До сих пор не возобновлена деятельность Меджлиса. До сих пор по временным обеспечительным мерам должны были начать в школах преподавание на украинском языке - этого не происходит. Идет сознательное игнорирование Международного суда ООН. Я думаю, что политические последствия могут пойти далеко. Не исключено, что через Генеральную ассамблею ООН, возможно, будет ставиться вопрос о новых санкциях. По-другому – никак не понимают там.

- На каком этапе сейчас находится дело Ильми Умерова?

- Что касается дела Ильми Умерова, то в конце марта было завершено предварительное расследование. Дело было направлено в суд по месту жительства Умерова - в Бахчисарайский районный суд. Однако оттуда обратились в Верховный суд Крыма с требованием изменить подсудность, мотивируя тем, что Умеров длительное время работал руководителем районной государственно администрации Бахчисарая и может оказывать давление на судей. Было судебное заседание в апреле и суд принял решение передать рассмотрение в Симферопольский районный суд. На текущий момент, дата предварительно слушанья еще пока не назначена - дело находится в подвешенном состоянии. По всей видимости его будут рассматривать в Симферополе, а не Бахчисарае.

- О делах Ильми Умерова и Ахмета Чийгоза - известно. В каких делах в Крыму вы еще участвуете?

- К сожалению, нет физической возможности участвовать в других делах. В деле Ахмета Чийгоза мы уже 10 месяцев, и у нас каждый рабочий день идут заседания с 9 утра до 6 вечера. Мы так интенсивно работаем в суде, что я за всю свою десятилетнюю практику адвокатом, никогда так плотно не участвовал в процессе. Если бы процесс шел в обычном режиме, который идет в судах, он бы продлился года три. У нас вкладывается где-то примерно в год. Конкретно ничем другим заниматься не получается, но я консультирую и тех членов Меджлиса, которые остались в Крыму, и простых граждан, которые приходят в перерывах между судебными заседаниями. Оказываю им всевозможную юридическую помощь.

- Дело "Хизб-ут-Тарир", в рамках которого подозреваемых обвиняют в террористических преступлениях. Вы могли бы подробнее прояснить ситуацию: кто обвиняется, по какому признаку привлекают к ответственности, как проходят обыски в рамках этого дела, если вам что-нибудь известно?

- Что касается "Хизб-ут-Тахрир", ситуация следующая. В России это запрещенная организация, а в Украине - абсолютно нормальная, легальная и никаких, скажем так, претензий со стороны украинских властей, к ним нет. После оккупации Крыма, все люди, которые имели отношение к организации "Хизб-ут-Тахрир" автоматически стали преступниками в один день. Потому, что в России это запрещено. Из Башкирии специально прислали в управление ФСБ по Крыму генерала Паладина, который занимался в Башкирии тем, что сажал людей по обвинению в связях с "Хизб-ут-Тахрир". Насколько мне известно, около 20 человек проходит по этим делам и есть уже первые приговоры. Доказательств, что они являются членами этой организации, никаких нет. Никаких членских билетов, или еще чего-то подобного. Они были вынесены на основании слов и голословных обвинений только из-за того, что эти люди - крымские татары и мусульмане. Их преследуют и это форма давления на крымскотатарский народ, форма репрессивного политического давления. Я думаю, что такие дела будут продолжаться, естественно, никакого терроризма там нет. До прихода России, в Крыму никакого терроризма вообще не было.

- Вы сообщали, что многим крымским татарам 18 мая в Крыму были вынесены незаконные предупреждения не принимать участия ко Дню памяти жертв депортации 1944 года. Что это за форма давления?

- Это форма, при которой прокурор заранее пишет бумагу, что он предостерегает от совершения тех или иных действий, при чем эта бумага незаконная, тем не менее, людей вызывают и либо под роспись, либо под видеосъемку знакомят с ней. В последствии, если человек выходит на какое-то мероприятие - это является одним из оснований по которому его могут привлечь к административной ответственности.

- Все широко о вас узнали именно по делу Надежды Савченко. Рада отменила закон, который, якобы она сама написала во время пребывания в РФ. Вы говорили, закон был написан Ильей Новиковым. Скажите, вы и Марк Фейгин, плотно работали с Новиковым в деле Савченко, но после этого, как с вашей стороны, так и со стороны господина Фейгина мы слышим нелестные высказывания в адрес Новикова. Почему так произошло именно после этого дела? Неужели вы раньше не видели с кем вы работаете и не были с Новиковым знакомы?

- К сожалению, все это (участие Новикова в написании "закона Савченко", - ред.) стало известно только в процессе и, скажем так, раздувать скандал в том момент, когда подзащитному нужна была помощь, было абсолютно неэтично. Поэтому мы дождались, когда наши обязанности будут выполнены, когда она (Надежда Савченко, - ред.) оказалась на свободе и после этого заявили то, о чем не могли говорить раньше.

Этот человек (Илья Новиков, - ред.) действительно находится под контролем Кремля, имеет отношение к Суркову (Владислав Сурков, советник президента России Владимира Путина, - ред.) и занимается явной деструктивной деятельностью. Делать вид, что все "ОКей" - это преступление, прежде всего, по отношению к украинцам. Поэтому, мы сказали правду, как есть. "Закон Савченко" - это его рук дело, и я очень рад, что этот закон, в конце концов, отменен. Потому, что в том виде, в котором он был принят – это абсолютно ненормально и неправильно. Был договор, что в украинскую политику никто не вмешивается – он просто наплевал на это и сделал так, как ему захотелось только для того, чтобы попиариться. Поэтому, с этим человеком, я всех предупреждаю, дела иметь нельзя. Это была наша большая ошибка, что мы взяли его в тот процесс.

- Эти связи с Сурковым, о которых вы говорите, вы обнаружили в процессе по делу Савченко или раньше?

- До этого мы, как бы смотрели - нормальны юрист, никаких претензий не было. Но, когда в процессе по делу Надежды, он начал выкидывать различные "фортеля", - мы начали копать глубже, чтобы понять, что это за человек. Тогда и начали вырисовываться очень странные его знакомства, странные общения со странными людьми. Это с виду он замечательный игрок в "Что? Где? Когда?". Вы, знаете, что на Первый канал в России простых людей-то не берут? Он ездил на мероприятия, которые устраивал Сурков, он там перед "нашистами" (молодежное прокремлевское движение "Наши", - ред.) читал какие-то лекции. Его круг общения - это люди, которые, так или иначе вхожи в Кремль. Наша с Марком ошибка в том, что мы не проверили этого человека заранее.

- Он был защитником Николая Карпюка и Станислава Клыха, вы считаете такая защита усугубила их положение?

- Во-первых, сколько дали Карпюку? Сколько дали Клыху? Дали очень много. Речь идет о десятках лет. Он (Илья Новиков, - ред.) говорит, что еще кого-то защищает, Выговского (Валентин Выговский, гражданин Украины, подозревается в РФ в шпионаже. Суд проходил в закрытом режиме, - ред.). Вы посмотрите, хоть по его Facebook, он к ним (своим подзащитным, - ред.) ездит? Он ими занимается? Мы ничего этого не наблюдаем. До Ахмета Чийгоза я защищал двух украинских политзаключенных (Надежда Савченко и Хайсер Джемилев, - ред.) - оба сейчас в Киеве. Смотрите на конкретную деятельность. Приезжает в Киев, ходит в вышиванке, всем нравится - а реальных достижений нет, все это фейк.

Источник

Loading...

0 Комментариев

Хотите быть первым?

Еще никто не комментировал данный материал.

Написать комментарий

Комментировать

Оставляя свой комментарий на сайте Politinform, помните о том, что содержание и тон вашего сообщения могут задеть чувства реальных людей, непосредственно или косвенно имеющих отношение к данной новости. Проявляйте уважение и толерантность к своим собеседникам.

Загрузка...
Загрузка...